Визит Владимира Путина в Сербию не сулит прорывов в двусторонних отношениях, но весьма важен для сербского президента Александра Вучича. Ему нужно продемонстрировать Евросоюзу и США свою самостоятельность, а своим избирателям – готовность не прогибаться перед Западом.

Российский президент не первый раз бывает в Белграде и всегда старается подчеркнуть, что его визит посвящен, главным образом, экономическим вопросам и не имеет геополитической составляющей. «Мы с уважением относимся к избранному сербским руководством курсу на вступление в ЕС. В отличие от западных партнеров, не пытаемся ставить Белград перед искусственным выбором — либо вы с Россией, либо с Евросоюзом», — сказал Путин и сейчас, давая интервью сербской газете «Вечерние новости». Но именно как напоминание того, что пути в ЕС у Сербии есть и российская альтернатива, приезды российского лидера всегда были склонны рассматривать в Белграде.

В нынешних условиях это напоминание выглядит особенно не лишним, по крайней мере, для Вучича. С начала декабря каждую субботу тысячи сербов выходят на улицу столицы страны, чтобы выразить протест против политики президента. Ему ставят в вину многое: прежде всего, авторитарные замашки и давление на прессу. Непосредственной причиной массовых акций стало нападение на политического оппонента Вучича, главу Левой партии Борко Стефановича. Теперь, однако, протестующие всё чаще вспоминают другое нераскрытое прошлогоднее преступление – убийство 16 января в Косово известного лидера местных сербов Оливера Ивановича.  Оно уже стало символом беспомощности официального Белграда и ярким свидетельством того, что албанские власти в Приштине с ним не считаются. Вучичу ставят в вину намерение окончательно сдать Косово. И это то обвинение, на которое он не в силах убедительно возразить.

Массовые акции под демократическими и патриотическими лозунгами уже приводили к смене власти в Сербии: вспомним, хотя бы, падение режима Слободана Милошевича. И Вучич отлично осознает угрозу. Президент даже допустил возможность переноса парламентских выборов с 2020 года на более ранний срок: верный признак того, что глава государства опасается эскалации протеста.  

Проблема в том, что Сербия вплотную подошла к моменту, когда надо полностью отказываться от Косово, иначе вступления в ЕС не видать. Способ, как это сделать помягче, чтоб последствия внутри страны и за рубежом не были бы разрушительными, Вучич пока не придумал. На сегодняшний день власти в Белграде чрезвычайно вдохновляет вариант раздела Косово. Предполагается, что четыре муниципалитета с преобладающим сербским населением должны отойти в состав Сербии. Она, в свою очередь, отдает населенные албанцами районы Прешево и Буяновац. В принципе, подобный вариант одобрял президент Косово Хашим Тачи. Против него не выступали и в США. Велика вероятность, что с подобным разделом можно примирить и радикально-патриотически настроенную часть сербского общества. Все-таки впервые за долгие годы страна не потеряет, а приобретёт территории, населенные соотечественниками. К тому же может статься, что в состав Сербии таким образом войдет часть Косова поля – легендарного места воинской славы, из-за коего, во многом, край и не хотят отдавать албанцам.

Есть, тем не менее, серьезная проблема: позиция Евросоюза. В его руководстве есть, конечно, сторонники раздела Косово. За него высказывался, например, еврокомиссар по вопросам расширения и политике соседства Йоханнес Хан. Но в целом в ЕС откровенно не желают допускать раздела. За долгие годы вникания в дела Балкан европейцы четко усвоили, что местные границы – штука хрупкая, которую без крайней необходимости лучше не трогать. Да и при крайней необходимости трогать тоже нежелательно. Конечно, хорошо, чтобы Евросоюз расширился, наглядно показав, тем самым, что до распада ему далеко. Особенно это важно сейчас, когда Великобритания вот-вот выйдет из ЕС. Только позволишь Вучичу стать собирателем земель сербских – а вдруг Тачи захочет стать собирателем земель албанских? Что если Косово объединится с Албанией и/или предъявит претензии Черногории и Македонии, где есть свои албанские меньшинства? А Босния? Ведь война в этой стране, унесшая тысячи жизней, и началась с того, что местные сербы и хорваты захотели жить в одном государстве с людьми своей нации. А есть еще с трудом разрешаемый греческо-македонский конфликт из-за названия бывшей югославской республики, территориальные споры Словении и Хорватии. Не стоит совсем сбрасывать со счетов и двусмысленные заявления лидера Венгрии Виктора Орбана о защите венгерского меньшинства (оно есть на севере Сербии, в Воеводине). Разбираться со всеми этими проблемами, а в худшем варианте, встречать толпы беженцев будут отнюдь не американцы, а Германия, Франция, Австрия, Италия. Словом, создавать опасный прецедент в виде раздела территории пусть частично, но все-таки признанного балканского государства в Евросоюзе очень не хотят.

Демонстративно поддерживая Россию, Вучич действует как сербские монархи прошлого, которым постоянно приходилось лавировать между соседними могущественными державами с разными интересами. Да, в Брюсселе понимают, что с дороги евроинтеграции Сербии уже не свернуть. Но пусть так же не забывают, что у сербов есть свое особое мнение о том, как надо идти по этой дороге. И есть возможность обратиться к сильному другу, России. Возможность, которую никому не стоит сбрасывать со счетов. 

Источник: expert.ru


Добавить комментарий